Общественный Центр Содействия Реформе Уголовного Правосудия

Центр содействия реформе уголовного правосудия

На главную
   
 
English  
 

На старой версии сайта упоминаются организации, которые в настоящее время считаются организациями, функционирующими в роли иностранных агентов или признанными нежелательными организациями. За более подробной информацией просьба обращаться на сайты Министерства юстиции. http://unro.minjust.ru или http://minjust.ru/
 

Радиопередача Облака

 
 

Передача N 684

13 сентября 2005
15.10

  • Судьбы девочек из Новооскольской колонии.
  • Майская амнистия несовершеннолетних не коснулась.
  • Преодолеть разрушительные последствия тюрьмы - очень сложно.
  • Региональные власти и не вспоминают о своих узницах.
  • Александр Дулов делится своими впечатлениями…

 

В эфире программа Облака.

Это передача о заключенных, для заключенных и для всех тех, кому небезразлична их судьба.

Здравствуйте. У микрофона Ирина Новожилова.

 

Из стихотворения воспитанницы Новооскольской колонии для девочек Ксении Д.:

"Ты моя прелесть! - говорила мама, -
Мой маленький котенок…"
Еще, вздыхая, добавляла,
Что слишком взрослой я кажусь порой.
От этих слов тогда хотелось:
Кричать и прыгать до небес…

Теперь мне слово "взрослый" стало диким,
И снова хочется для всех "малюткой" стать.

Прочитать это стихотворение маме девочка не сможет - мама умерла в начале прошлого года, когда Ксения уже прибыла этапом из Челябинска в Новый Оскол.

История ее довольно типична для многих девочек, отбывающих наказание в воспитательной колонии. Вначале Ксению осудили за кражу норковой шапки, назначили условный срок - полтора года. Потом девочка взяла у знакомой велосипед покататься и не вернула. На этот раз, как это обычно и бывает, суд назначил Ксении реальный срок, добавив к нему условный, и отправил в колонию. В целом, получилось чуть больше трех лет. Нанесенный ущерб суд оценил в одну тысячу рублей.

Вот как описывает свою дотюремную биографию сама Ксения:

"До 8 лет у меня всё было хорошо. Всё. Папа работал на мясокомбинате, мама - на хлебозаводе. Потом маму посадили, и мы остались с папой. Мы - это я и две младшие сестрёнки. Папа начал выпивать, и у нас рухнул дом.

Точнее, не весь дом - а большая его часть: было две комнаты (большая и маленькая) и кухня. Так вот, кухня и большая комната рухнули, а маленькая комната осталась.

Папа сделал двери, и мы жили в этой комнате до 2003 года, когда мама вышла из тюрьмы. Поначалу у нас, вроде бы, всё складывалось хорошо, но потом мама опять запила, и жизнь пошла хуже прежнего. Тогда я и начала воровать, потому что дома было нечего есть".

* * *

Почти четверть девочек из Новооскольской воспитательной колонии либо не имеют родителей, либо "проживают в детском доме". Еще у кого-то родители сидят, а все злоключения начинаются с того, что, как и у Ксении, "рушится дом".

Вот что рассказала нашему корреспонденту Елене .Гордеевой воспитанница колонии Аня К.:

"Когда мне было 17 лет, маму посадили, и папа много и сильно издевался, пока мамы не было. Когда я убегала от него, я очень сильно боялась, что вот он придет - и пьяный. Когда он поймал меня, то закрыл в сарайку, три дня не кормил, в сарайке были крысы. Я помню, что так сильно испугалась, что потом даже заикалась. Потом перестала, от шока, видно, уже от шока. Говорил, что это пьянка, депрессия у него. Потом папа нашел себе мачеху и от меня отказался. Ну у меня есть еще сестренка и братик. Сестренке 16 лет, братику 15 будет в этом году. Потом папа сказал, что заберет меня из детского дома, но не смог, потому что когда на суду был, то мачехи мама, она считается его тещей, поставили перед выбором - либо я, либо они. Ну конечно, он их выбрал. Потом мачеха стала запрещать сестре и брату со мной разговаривать. Брат не выдержал долго и ушел от них тоже ко мне в детский дом жить".

Ане К., из той же Челябинской области, нанесенный ущерб суд определил в 550 рублей, срок - два года.

 

* * *

У многих девочек, пока они отбывают назначенный срок, "дом продолжает рушиться". У Ксении, с рассказа которой мы начали передачу, за два прошедших года не только умерла мать, но и погибли бабушка и дядя, одна сестра уже привлекалась к уголовной ответственности, вторая - пока в детском доме.

Вот что пишет Ксения в одном из писем в марте этого года:

"У меня теперь всё отняли. Сначала маму, теперь бабушку и дядю. Про сестру я вам рассказывала… Теперь ее могут посадить. Что будет делать моя младшая - Оксана? Папа будет ещё сильней издеваться над ней и деньги забирать. Она будет убегать из дома. Но куда? Ведь у Оксаны тоже больше никого нет. Ни мамы, ни меня, ни бабушки… Она будет лазить по подвалам, нечего будет есть, и она начнёт воровать. Её может кто-нибудь избить, а ей даже не к кому будет обратиться… Я так хочу, чтоб ей не пришлось пережить, то, что я сама пережила…

Не знаю, где они сейчас живут. Ведь где они раньше жили - там вряд ли. У нас там стена упала, и из-за этого печку никак не протопить. Они, наверное, жили у бабушки и дяди Серёжи, которых убили. У них очень хороший дом с огородом, только света нет. Но зато есть две печки - русская и круглая. И жить там было хорошо. Тепло - благодаря печкам, а светло - свечам. Этот был очень хороший дом.

Еще я прошу Бога о том, чтобы моя старшая сестра Настя взяла себя в руки и не бросала папу с Оксаной. Я не хочу, чтобы им кто-то причинил боль.

Начинаю представлять, что через месяц-другой сюда, в колонию, заедет моя сестра. Мне бы очень хотелось, чтобы ей дали условный срок, а не посадили. Может быть, меня коснется амнистия?! Тогда, я хоть успею вовремя взять их в руки… Я хочу освободиться, устроиться на работу и накопить денег на включение света".

* * *

Майская амнистия несовершеннолетних заключенных не коснулась.

Правда, дети не могут жить без надежд и каждой доброй вести из дома радуются.

"У меня хорошая новость, - сказала Ксения нашему корреспонденту в августе. - Дома вроде сейчас более-менее. Сестра младшая написала письмо месяц назад, папа там какую-то себе женщину нашел, пишет, что тетя Таня не пьет более-менее, я рада хоть в этом, хоть что-то дома хорошее, а то как ни получишь - все плохое письмо".

"Эта тетя Таня, - добавила Ксения, - хорошая: не пьет, и если папа начинает Оксану бить, то тетя Таня за нее заступается….

До конца срока мне осталось 14 месяцев, так что все еще, может, и хорошо сложится…"

* * *

Правда, как считают исследователи, преодолеть разрушительные последствия тюрьмы, особенно, молодой девушке - задача невероятной сложности. У микрофона Людмила Ильинична Альперн - автор недавно изданной книги "Сон и явь женской тюрьмы":

"Тут не о чем говорить. Такого ребенка, эту девочку посылать за кражу в тюрьму? Какая бы ни была хорошая тюрьма, это то место, откуда человек выносит огромную травму на всю жизнь. Девочки, которые попадают в тюрьму, - это в любом случае абсолютно несчастные существа, которые пережили с раннего детства такие жесточайшие проблемы жизненные, после которых и взрослые люди не могут вернуться в какое-то нормальное русло. Чаще всего это всякого рода насилие - психическое, физическое, сексуальное насилие, это то, что им удалось пережить до тюрьмы. Они смогли, все-таки выжили, как-то это пересилили в себе. Но то, что с ними за это время произошло, потом порождает такие формы поведения, что она продолжает двигаться по тем же самым траекториям, в итоге она сама попадает в ситуации, где становится насильницей".

Помочь подросткам вернуться в нормальную жизнь могли бы власти, общественные организации тех регионов, откуда они прибывают в воспитательные колонии. Уже два года Центр содействия реформе уголовного правосудия реализует проект социального правового сопровождения несовершеннолетних правонарушителей, одна из задач проекта: включить региональные службы и общественные силы в судьбы своих "малолеток". Особенно активно работают правозащитники с Новооскольской колонией. Рассказывает директор Центра Валерий Абрамкин:

"В Новоосколькой колонии сейчас отбывают наказание 440 девочек из 36 субъектов федерации. Во всех этих регионах проживает без малого половина жителей России - 72 миллиона человек. Больше всех присылают девочек Пермская область, Челябинская, Оренбургская и Татарстан. Присылают и забывают. Нам почти не приходилось слышать, чтобы региональные и местные власти вспомнили о своих малолетних узницах, оказали бы им хоть какую-то помощь, прислали бы денег на возвращение домой, встретили бы с поезда. Все заботы ложатся на администрацию колонии, у которой денег и сил не так уж и много."

* * *

На выставке "Женский портрет. Тюрьма. Россия. 21 век", проходившей в Москве летом этого года, была представлена жизнь обитательниц женского тюремного мира. Письма Ксении Д., сфотографированные и увеличенные до размеров стандартного ватманского листа, стали одним из самых трогательных экспонатов выставки.

Ксения уже больше года переписывается с автором фото- и видеокомпозиций Евгенией Окунь, которая не раз бывала в нововоскольской колонии. Одно из недавно написанных стихотворений Ксения посвятила Евгении Окунь.

"Четыре сына у тебя самой, а есть там у тебя еще и дочка.
Наверно им легко всегда с тобой.
Нет, не наверное, я знаю - точно.

 

В конце получается так: ты очень добрый и хороший человек. Фамилия и имя Окунь Женя".

Автор и исполнитель самодеятельных песен, ученый, доктор наук Александр Андреевич Дулов часто бывает в воспитательных колониях, выступает со своими песнями, выступал он и в колонии для девочек. О своих впечатлениях от посещения Новооскольской колонии Александр Андреевич рассказывает нашему корреспонденту:

"Мы привыкли уже, что в тюрьмах заключенные - это какие-то клейменые, люди какого-то другого сорта, не очень как бы достойные, что ли. Но когда с ними общаешься, когда видишь эти лица, возникает совершенно удивительное, по-достоевскому, ощущение какой-то человеческой сопричастности, участия к этим людям. И мне очень больно было, с одной стороны, смотреть на них, на девочек, но, с другой стороны, мне очень хотелось душевно, когда я пел песни и в разговорах в ними, побольше какого-то тепла им дать, чтобы у них были силы вернуться в жизнь нормальную, и быть вместе со всеми с нами, насколько это возможно. Нам всем трудно живется, жизнь у нас наперекосяк. Но чтобы они и в эту жизнь сумели вернуться, максимально по-человечески, встроиться. Девочки, я хотел бы к вам обратиться, поблагодарить вас за то, что вы открыли мне в своих со мной беседах свою ту жизнь, это очень для меня было важно, я много понял, и мое сердце стало добрее после того, как я с вами пообщался. Я вам желаю сил и здоровья и скорейшего выхода".

Для наших радиослушателей прозвучит песня Александра Дулова "Размытый путь" на стихи Николая Рубцова в исполнении Сергея, Александра и Татьяны Никитиных.

 

Вы слушали программу «Облака».

Всем привет!

 

Copyright © Центр содействия реформе уголовного правосудия. All rights reserved.
Использование материалов сайта без согласования с нами запрещено.
Комментарии и предложения по оформлению и содержанию сайта: sodeistvie@prison.org

  Rambler's Top100     Яндекс цитирования