Общественный Центр Содействия Реформе Уголовного Правосудия

Центр содействия реформе уголовного правосудия

На главную
   
 
English  
 

На старой версии сайта упоминаются организации, которые в настоящее время считаются организациями, функционирующими в роли иностранных агентов или признанными нежелательными организациями. За более подробной информацией просьба обращаться на сайты Министерства юстиции. http://unro.minjust.ru или http://minjust.ru/
 

Библиотека

 
 

Куда девать сроки?
Лев Левинсон

(Рец. на фото-выставку Евгении Окунь: "С той стороны зеркального стекла. Женский портрет. Тюрьма, Россия, 21 век.". Москва, май-июнь 2005 г. )

 

 

Женщин в России не расстреливают. Им не назначают пожизненное, строгий, особый режим. На женщину отводится три квадратных метра "жилой площади" ИК (исправительной колонии), тогда как на мужчину - всего два (…а метры в тюрьме и впрямь - квадратные). Женщины, в отличие от мужчин, вправе получать посылки и передачи без ограничения (если, конечно, у них есть кто-то, способный собрать посылку хоть иногда). Злостных нарушительниц можно держать в ПКТ (помещениях камерного типа) лишь три месяца, а злостных нарушителей - целых шесть. Отрадные послабления.

Только, в общем, женщины получают те же, измеряемые годами, сроки. Те же годы лишения свободы, что и мужчины. А сидят женщины тяжелее.

Кто и когда, посредством какого мерила обосновал эти сроки? Почему они исчисляются в годах, а не в днях? Ведь жизнь человеческая проживается днями, день сменяет ночь, и снова день (подъем, заправка коек, поверки, разводы на работу, час "личного времени", подготовка ко сну…). Число 5 или 6 кажется небольшим. При измерении в годах. А если 1826 дней? 2192 дня? Те, кому они "выписываются", живут не Мафусаилов век, и редко - 60 лет. Женщины, отсидев, выходят старухами. Девушки - с выгоревшими, изъеденными душой и плотью.

Откуда и ради чего эти годы за кражи, за разбой, за наркотики? Как соотносятся они с материальными и нравственными тратами общества, содержащего себе тюрьму? И что дают эти сроки потерпевшим?

Осужденных бдительно охраняют и сходят с ума, если хоть один сбежит. А потом, по прошествии положенных лет, выпускают опустошенных, обозленных, униженных, дезориентированных людей в мир - идите, гуляйте. Но если их можно отпустить, если они не опасны, зачем было их держать?

И пусть не рассказывают нам о страхе наказания, его сдерживающей силе. Кто поверит, что в 2005 году, при 528-ми заключенных на 100 тысяч населения, жизнь стала безопаснее, чем сто лет назад, когда на 100 тысяч имелось 70 заключенных?

Так хвалиться ли тем, что показатель 2005 года самый низкий за последние 12 лет, что в 2000 году сидело еще больше народа?

Закон от 8 декабря 2003 года, исправивший зверский УК 1996 года, был большим сдвигом, поколебавшим концепцию уголовно-правового формализма. И все же он остался в рамках ставшего уже ветхим подхода.

Нужен Новый уголовный завет.

Те пять - семь лет, которые сегодня судьи отстегивают, не моргнув, должны стать потолочными, предельными сроками за особо тяжкие преступления, аналогом пожизненного. В остальном же пора считать не в годах, и если не в днях, то хотя бы в месяцах. Таким вот, юридико-техническим путем: слова "до пяти лет" заменить словами "до пяти месяцев", слова "от семи до двенадцати лет" заменить словами "от семи месяцев до одного года"...

Арест, предусмотренный с 1997 года и Уголовным, и Уголовно-исполнительным кодексами, есть тот вид наказания, который должен был бы не только оттенить, но и максимально заменить, насколько возможно - вытеснить лишение свободы. Что такое арест? Он "заключается в содержании осужденного в условиях строгой изоляции от общества и устанавливается на срок от одного до шести месяцев". Жесткость условий (конечно, не пыточная) вместо долгих лет лишения свободы. Арестный дом вместо колонии.

Но арест не применяется, соответствующие положения так и не введены в силу. Исходя из норм закона, наказание в виде ареста должно заработать не позднее 2006 года. Но тюремное начальство, и в первую голову руководитель Федеральной службы исполнения наказаний Юрий Калинин, выступают категорически против, саботируют подготовительные мероприятия и добиваются исключения ареста из законодательства. Объясняется это просто: арест выбивает власть из рук администрации. При аресте - равные для всех условия. От "хозяина" не зависят ни досрочное освобождение, ни перевод на облегченные условия. Рычаги управления - поощрения и взыскания - мало что значат. А ведь в той организации государства, с которой мы имеем дело, зона с ее иерархией, традициями и, главное, с ее сроками выполняет двойную задачу: ломает, сгибает, превращает в лагерную пыль и тем самым нейтрализует активных, и культивирует криминалитет, который нужен власти, как бывает нужна черная лестница в большом доме.

Но это уже не про осужденных женщин. Хотя и о них, ведь они сидят по-мужски.

Куда еще девать, в чем растворить эти сроки?

В повышении стоимостного порога по кражам - с одного МРОТ до десяти, как минимум. Кражу, мошенничество, грабеж на меньшую сумму, независимо от сопутствующих признаков (группой лиц, из одежды, сумки и т.п.) целесообразно перенести в разряд проступков, в КоАП, с наказанием до 15 суток

В чем еще? В сохранении и повышении высокого порога уголовной ответственности за наркотики. Все, что не связано с их сбытом, хорошо бы исключить из УК, за исключением, разве что, хранения и приобретения в особо крупных, свыше 100 доз, размерах.

Кража, наркотики - это женские статьи.

Закон от 8 декабря 2003 года, упразднивший неоднократность, убравший астрономические сроки при рецидиве, - не максимум возможного. Лишь первый шаг. Надо по-новому взглянуть на наказание. Рубить кряжистый ветхозаветный дуб УК. Он гнилой внутри.

Copyright © Центр содействия реформе уголовного правосудия. All rights reserved.
Использование материалов сайта без согласования с нами запрещено.
Комментарии и предложения по оформлению и содержанию сайта: sodeistvie@prison.org

  Rambler's Top100     Яндекс цитирования