Общественный Центр Содействия Реформе Уголовного Правосудия

Центр содействия реформе уголовного правосудия

На главную
   
 
English  
 
   
 

КУДА ЗАВОДЯТ «ПОИСКИ»?

С чужого голоса: Сборник /Сост. М. В. Пучковский. — М.: Моск. рабочий, 1982.—303 с., ил. Тираж 75 000 экз.

Развязав против нашей страны «психологическую войну», империалистические круги Запада, и прежде всего США, постоянно прибегают к идеологическим диверсиям. Они стремятся вызвать в социалистическом обществе идейный разброд, создать обстановку неустойчивости, неуверенности, утраты ясной перспективы, подорвать у трудящихся веру в социализм и коммунизм. Западные спецслужбы вовлекают в антисоветские акции ревизионистов, сионистов, реакционных церковников, словом, самые разнородные антисоциалистические элементы.

XXVI съезд КПСС призвал всех советских людей противопоставить подрывной деятельности классового противника непоколебимую сплоченность, идейное единство своих рядов, глубокую убежденность и политическую бдительность.

Об этом напоминает и данная книга, адресованная широкому кругу читателей.

Издательство «Московский рабочий». 1982 г.

* * *

...

3 июня 1981 года радиостанция Би-би-си передала на русском языке: «В Лондоне началась кампания в поддержку советского подпольного журнала «Поиски»... Последние меры, принятые против журнала «Поиски», являются... вопиющими примерами репрессий. Два редактора журнала... отбывают теперь трехлетнее тюремное заключение».

Аналогичные сообщения передали, конечно, и «Голос Америки», и «Немецкая волна», и радиостанция «Свобода».

В октябре 1980 года судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда приговорила В. Ф. Абрамкина и Ю. Л. Гримма за совершение преступления, предусмотренного статьей 190-1 Уголовного кодекса РСФСР, к лишению свободы сроком на три года с отбыванием наказания Гримму — в исправительно-трудовой колонии строгого режима и Абрамкину — общего режима (а не в тюрьме, как сообщили «радиоголоса»). Это были разные процессы, и вели их соответственно разные составы судей.

Несколькими днями раньше был приговорен по той же статье к трем годам лишения свободы условно В. Васильев (Этот человек отошел от антиобщественной деятельности, поэтому автор счел необходимым заменить его настоящую фамилию на вымышленную — В. Васильев.) Эти лица были привлечены к уголовной ответственности за составление, редактирование и распространение нелегального антисоветского машинописного журнала «Поиски». На всех трех процессах судьи, проверив материалы предварительного и судебного следствий, доводы представителей государственного обвинения и защиты пришли к заключению, что в названном «журнале содержатся клеветнические измышления, порочащие органы государственной власти и управления, внутреннюю и внешнюю политику, политическую, экономическую систему и Конституцию СССР». В приговорах отмечалось, что материалы журнала «Поиски» были использованы зарубежными антисоветскими организациями, печатью и радио капиталистических стран в целях обмана мировой общественности, формирования у нее искаженных представлений об СССР.

В частности, в приговоре по делу Абрамкина сказано: «Материалы, помещенные в журнале «Поиски» в семи выпусках и указанные в приговоре, судебная коллегия обозревала и пришла к убеждению, что в них содержатся клеветнические измышления, порочащие советский государственный и общественный строй, Конституцию СССР, органы государственной власти и управления, внутреннюю и внешнюю политику нашего государства, советский образ жизни, политику Коммунистической партии и правительства СССР в национальном вопросе, в которых заведомо ложно говорится якобы об отсутствии в СССР Советской власти, демократии, законности, основных социально-экономических свобод, о социализме как тупике экономического прогресса, что СССР якобы является тоталитарным государством, где полностью отсутствуют демократия, равное право граждан на образование, об использовании якобы в СССР психиатрии и медицины в целом в политических целях».

О статье 190-1 Уголовного кодекса РСФСР нужно особо сказать несколько слов. Она предусматривает наказание за распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй. Все так называемые «инакомыслящие» не признают законность этой статьи УК РСФСР на том основании, что она якобы противоречит закрепленным в Конституции СССР свободе слова и печати, а также различным международным пактам и конвенциям.

Предлагаем ознакомиться с содержанием некоторых номеров «Поисков», выпущенных группой, в которую входили Егидес, Гримм, Абрамкин, Васильев и несколько других лиц.

Известно, что при вынесении приговора суд учитывает все обстоятельства дела и личности подсудимых. Поэтому — несколько справок о личностях.

В. Ф. Абрамкин, 1946 года рождения, по профессии инженер-технолог. По окончании МХТИ им. Менделеева шесть лет работал на инженерных должностях во ВНИИ неорганических материалов. По отзывам сослуживцев — способный человек, но с непомерной амбицией. В середине 70-х годов стал активно заниматься антиобщественной деятельностью. В 1978 году принял участие в нелегальном изготовлении и распространении журнала «Поиски». При обыске на его квартире было изъято более 70 наименований антисоветской, клеветнической и идеологически вредной литературы.

Единомышленников они собрали, как и следовало ожидать, ничтожно мало. Это такие же антисоветчики, как и они сами: К. Подрабинек, Г. Павловский, М. Яковлев (псевдоним М. Лиятов), В. Сорокин, его жена С. Сорокина и В. Гершуни. Чтобы создать впечатление о наличии широкого круга авторов, каждый «поисковец» пользовался несколькими псевдонимами. Например, Г. Павловский, П. Прыжов и Гр. Байда — на самом деле одно и то же лицо. Для придания себе большего веса, «Поиски» часто печатали на своих страницах отдельные произведения разных авторов, не спрашивая на то их согласия. Печатались произведения и покойных авторов без согласия их законных наследников.

Прежде чем перейти к прямому разговору о конкретном содержании «Поисков», необходимо сделать следующее предуведомление. Ни один из авторов журнала (не издателей) к судебной ответственности за авторство привлечен не был. Издатели были привлечены к судебной ответственности, как это и предусмотрено советским законодательством, именно за размножение и распространение материалов заведомо клеветнического характера, порочащих Советское государство, его политику. Именно за это преступление и были осуждены Абрамкин, Гримм и Васильев как наиболее активные редакторы и распространители «Поисков».

Не все материалы вышедших восьми номеров носят антисоветский, клеветнический характер. Поэтому, естественно, не упомянуты в приговорах ни переводы отрывков из дневников Антуана де Сент-Экзюпери и произведений Станислава Лема, ни статья Максимилиана Волошина о поэзии А. Блока и И. Эренбурга. Но ведь и самые реакционные газеты, скажем, в фашистских странах, не печатают исключительно реакционные статьи.

Все отщепенцы, в том числе и «поисковцы», категорически отвергают предъявленные им обвинения в клевете на наш экономический и общественно-политический строй, внутреннюю и внешнюю политику СССР, в распространении материалов, очерняющих нашу страну. Утверждают, что в своей деятельности, в том числе и литературной, они опираются исключительно на факты. Поэтому, дескать, обвинение в клевете к ним неприменимо…

Значительную площадь «Поиски» предоставляют материалам на историко-философские темы. Авторы их, без сомнения, люди образованные, пытающиеся блистать эрудицией, наделенные определенными литературными способностями. Однако прочитываешь страницу, другую, двадцатую их писаний, пробираешься через хитросплетения закрученных, наукообразных фраз и пассажей до сути и все более отчетливо начинаешь понимать: это лишь пышная декорация, антураж для красивой подачи нескольких далеко не новых и далеко не красивых идей.

Вот обширнейшее сочинение историка и социолога Г. Померанца «Сны земли», кстати, включенное в «Поиски» без разрешения автора. Почему же пошли редакторы на такое нарушение авторского права, не говоря уже об издательской этике? Видимо, потому, что не спешили наперегонки в редакцию философы и социологи, вот и пришлось самим подбирать материалы из того, что уже имелось под рукой. А подошли «Сны земли» потому, что их конечные выводы как нельзя более устраивали издателей. Так, в частности, обозрев самые трудные периоды в истории России, Г. Померанц резюмирует: «Русская душа не просто терпела жестокость власти, она иногда упивалась ею...» Россия, «страна рабов», как называет ее Г. Померанц, выходит, не заслуживала лучшей участи, нежели самодержавное правление царей, тирания бояр и помещиков, шпицрутены и нагайки, опричнина и всевластие становых приставов. «Россией и до и после Петра можно было управлять только кнутом»,— пишет Г. Померанц. Младенцу ясно, что слово «после» должно означать «до наших дней».

Тут слились воедино навет на историю русского народа и попытка бросить комок грязи на наш нынешний общественно-политический строй.

На самом деле Россия никогда не была «страной рабов» в том смысле, в каком употребляет это выражение Г. Померанц. И правили ею кнутом потому именно, что русский крестьянин, рабочий никак рабами быть не желали.

Свидетельства тому — восстания Степана Разина, Емельяна Пугачева, Ивана Болотникова... Кнут же, к слову, правил не только в нашей стране. «Просвещенные» правители Германии, Англии, Франции, скажем, Крестьянскую войну, восстание Уота Тайлера, Жакерию подавляли теми же средствами, что и российские крепостники и самодержцы. Ну а намек на то, что «власть кнута» распространяется на все послепетровское время, следовательно, и на наши дни, уже предмет не научной дискуссии, а судебного разбирательства по соответствующей статье УК, которую, кстати, «поисковцы» тоже считают посягательством на «свободу слова».

Подобного рода намеки, полунамеки, многозначительные аналогии (помимо прямых клеветнических измышлений) рассыпаны на страницах журнала по любому поводу. А поводы издатели находить умеют. Вот, скажем, изложение неизвестно кем сделанной весьма небрежной стенограммы состоявшейся несколько лет назад в Центральном Доме литераторов дискуссии на тему «Классика и мы». Дискуссия есть дискуссия, в ее ходе порой высказываются и спорные и ошибочные положения. Отвечать на таковые полагается тут же, на месте. Но вот, комментируя дискуссию уже через некоторое время, один из редакторов делает безапелляционный вывод: проведение дискуссии на такую тему, несомненно, свидетельствует якобы об... официальной поддержке властями антисемитизма в СССР!

В одном из своих выступлений ведущий «идеолог» журнала П. Егидес-Абовин утверждает, что «правозащитники» — это лучшие люди страны, воплощение совести и нравственных начал народа, даже ... люди будущего. Однако, если подворачивается возможность бросить из-за угла камень в адрес Советской власти, то издатели тотчас забывают и о «совести», и о «нравственных началах».

В шестом номере «Поисков» П. Егидес-Абовин и В. Абрамкин проговариваются о своих подлинных целях. Оказывается, издание «Поисков» — только начальный этап их далеко нацеленной деятельности. П. Егидес-Абовин прямо заявляет: «Всякому массовому движению ...предшествует период теоретическо-идеологической подготовки. В этом, по сути, и заключен смысл самиздатовской литературы, в том числе и «Поисков».

Вот так «скромненько» провозглашает себя П. Егидес глашатаем некоего, существующего только в его мечтаниях будущего «массового движения». Но тут же, словно испугавшись собственной откровенности, он спешит заверить: статьи и материалы «Поисков», дескать, не противоречат... Уголовному кодексу и Советской Конституции, ибо не наносят ущерба «ни интересам народа, ни социализма». Уместно, однако, задать вопрос: на какое «массовое движение» в таком случае намекал многозначительно П. Егидес? Под каким знаменем и с какой программой он себе его мыслит?

Видимо, у П. Егидеса и В. Абрамкина свое представление о том, что противоречит советским законам, а что нет.

Их деятельность может быть квалифицирована четким юридическим термином: подстрекательство.

Вот как они обошлись с одним документом, относящимся к лету 1918 года. Подготовил его к печати некий В. Гершуни, а прокомментировал В. Абрамкин.

Как известно, 6 июля 1918 года левые эсеры предприняли попытку поднять в Москве накануне открытия V Всероссийского съезда Советов контрреволюционный мятеж, чтобы сорвать тяжкий, но столь необходимый для России Брестский мир, арестовать Совет Народных Комиссаров во главе с В. И. Лениным и захватить власть. Сигналом к мятежу послужило провокационное убийство левым эсером Блюмкиным германского посла в Москве графа Мирбаха. Преступление грозило обернуться для молодой республики крайне тяжелыми последствиями: кайзеровская Германия могла воспользоваться им как поводом для возобновления военных действий.

Мятеж провалился, не встретив никакой поддержки у рабочих, крестьян, солдат. За пролитую кровь тринадцать мятежников, в основном из числа откровенных бандитов, собранных в отряде Попова — главной вооруженной силе заговорщиков, — были расстреляны. Однако с идейными левыми эсерами Советская власть поступила весьма гуманно. Главная вдохновительница мятежа Мария Спиридонова была осуждена лишь на три года заключения (даже не в тюрьме, а в охраняемой обычной квартире). Такое же наказание было определено и убийце Мирбаха Якову Блюмкину. Через год все левые эсеры были вообще амнистированы. Многие из них, поняв свои заблуждения, порвали с этой мелкобуржуазной партией. Один из заговорщиков — Юрий Саблин вступил в РКП (б), стал героем гражданской войны, начдивом и кавалером ордена Красного Знамени.

Поддержали тогда левых эсеров в их опасной авантюре меньшевики, среди которых было довольно много представителей «рабочей аристократии» и мелких заводских служащих. Они немедленно собрали конференцию, демагогически названную «Рабочим съездом», на которой развернули агитацию против Брестского мира, обвинили большевиков и Советы в «узурпации власти» (имелся в виду роспуск пресловутого Учредительного собрания), в «восстановлении царских порядков» и т. п.

Учитывая остроту момента, чрезвычайно серьезную международную и внутреннюю обстановку в стране, советские власти арестовали вожаков меньшевистской конференции и поместили их в Таганскую тюрьму. Оттуда они и обратились «ко всем гражданам» с «Открытым письмом», повторявшим уже названные обвинения. К слову сказать, очень скоро, как только непосредственная угроза интервенции со стороны Германии отпала, все арестованные были освобождены.

И вот спустя шестьдесят лет «Поиски» пытаются реанимировать старую меньшевистскую ложь в адрес Советской власти и Коммунистической партии.

Разве не правильно поступил Московский городской суд, расценив подобные писания В. Абрамкина не как «борьбу за права человека», а как антисоветскую клевету?

А теперь настало время ознакомить читателя этой книги с самыми позорными страницами «Поисков». Все, что до сих пор редакторами этого журнала маскировалось, пряталось, давало о себе знать намеками, неосторожными фразами, здесь выплеснулось наружу грубо и зримо. Поводом послужили трагические события, коснувшиеся многих десятков людей.

8 января 1977 года в Москве было совершено неслыханное по злодейству преступление. Неизвестные лица взорвали самодельную бомбу в вагоне метро на Арбатско-Покровской линии. Этот страшный по своим последствиям взрыв унес жизнь семи ни в чем не повинных людей, еще сорок четыре человека, в том числе дети, были ранены. Преступники готовили взрыв и в зале ожидания Курского вокзала. К счастью, взрывной снаряд большой мощности, оставленный в хозяйственной сумке, был своевременно обнаружен и обезврежен.

Невероятно трудные задачи пришлось решать работникам розыска и следствия, прежде чем сумели они найти и задержать преступников. Их оказалось трое. Организатором и инициатором кровавых преступлений являлся опасный рецидивист Затикян, люто ненавидевший Советскую власть. Примером для Затикяна и слепо повиновавшихся ему сообщников послужили преступные акции западных экстремистов и террористов.

В начале февраля 1979 года Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда СССР в открытом заседании рассмотрела дело по обвинению особо опасного рецидивиста Затикяна и его сообщников. Показаниями очевидцев, вещественными материалами следствия, наконец, собственным признанием подсудимых вина их была полностью доказана. Учитывая тяжесть содеянного преступления, повлекшего за собой многочисленные человеческие жертвы, все подсудимые были приговорены к исключительной мере наказания — смертной казни Приговор приведен в исполнение.

Только потому, что власти, видите ли, не пригласили на процесс отщепенцев западных корреспондентов, авторы и редакторы «Поисков» разразились на страницах журнала настоящей антисоветской истерикой, обвинив органы Советской власти и Верховный Суд СССР в казни... невинных людей, вина которых якобы не была доказана. В других материалах «Поиски» взяли под сомнение сам факт преступления, заявив, что, дескать власти выдали за взрыв обыкновенную аварию в сети энергоснабжения метрополитена. Наконец, «Поиски» докатились до того, что обвинили следственные органы в том, что они... сами организовали взрыв, дабы использовать его как повод для «расправы» над «правозащитниками»! В одной публикации автор называет приговор Верховного Суда СССР «узаконенным убийством» и сравнивает осужденных преступников с... Сакко и Ванцетти!

Член редколлегии «Поисков» П. Прыжов (напомню, что это псевдоним Г. Павловского) не только клевещет, но прямо обвиняет Советскую власть в том, что ею якобы без суда и следствия были казнены «ни в чем не повинные люди». Вот что написал П. Прыжов в «Поисках», вот его подлинные слова: «Сперва клевещут на известных моральными принципами деятелей, затем, потерпев неудачу, хватают никому не известных людей и, запутавшись донельзя среди внутренних и внешних, гласных и негласных, уголовных и политических обстоятельств, пойманных убивают».

...Таков далеко не полный, но достаточно объективный обзор выпущенных кучкой отщепенцев, не имеющих никакой опоры в советском народе, нескольких машинописных выпусков нелегального антисоветского журнала. Читатели без труда сами ответят на вопрос, вынесенный в заголовок этой главы: куда ведут, а точнее, куда привели «Поиски» их издателей? (c. 59-97)

 

 

Copyright © Центр содействия реформе уголовного правосудия. All rights reserved.
Использование материалов сайта без согласования с нами запрещено.
Комментарии и предложения по оформлению и содержанию сайта: sodeistvie@prison.org

  Rambler's Top100     Яндекс цитирования