Общественный Центр Содействия Реформе Уголовного Правосудия

Центр содействия реформе уголовного правосудия

На главную
   
 
English  
 
 

Места лишения свободы >>> Заключенные протестуют

 
 

ПРИГОВОР ПРАВОСУДИЮ
(подборка материалов)

Из Архива Центра содействия реформе уголовного правосудия

 

"Суди меня, судья праведный…"

***

Михаил Герасимов облил себя бензином и поджег. Прямо в центре г. Абакана. Сын Михаила Герасимова, Владимир, сидел в СИЗО. "Числился за судом" два с половиной года. За это время его раза три вывозили на заседания суда. И воз-вращали обратно в СИЗО: рассмотрению дела мешали всякие "объективные обстоятельства". Публикации в местных газетах об этом случае потрясли жи-телей Абакана. И тогда суд в течении двух недель рассмотрел дело Владимира Герасимова.
Из архива ЦС

***

"Для многих судей обвиняемый не человек, а что-то вроде бревна, которое должно быть обработано, отписано и т. д. Причем и судей тоже рассматри-вают не как людей… Они стали чем-то вроде механических приложений к собственным чернильницам."
С.А. Пашин, заслуженный юрист России

***

Юрий Иванович Минеев был арестован по постановлению судьи Таганского суда города Москвы Александровой. Как скрывавшийся от правосудия, он дважды не являлся в суд по повесткам. Повестки до него не доходили, потому что в подъезде шел ремонт. Два с лишним месяца 60-летний инженер, 30 лет отрабо-тавший "на космос", отсидел в Бутырской тюрьме в ожидании суда. Наказание - 6 месяцев "условно". Обвинялся Минеев в совершении преступления по ст. 327 УК РФ - "Использование поддельного документа". Юрий Иванович, не по-лучавший в течении 6 месяцев зарплату, купил в переходе метро пенсионное удостоверение за 50 рублей, чтобы ездить на работу. Но был пойман и изобличен практически сразу. Пока дело оформляли и передавали в суд, Минеев стал реаль-ным пенсионером.
Все эти обстоятельства не остановили "ее честь" судью Александрову (она могла бы и по телефону позвонить - в деле он имелся). Похоже, ей все об-виняемые и впрямь представлялись "бревнами".
Из архива ЦС

***

Татьяна Якубова заперлась в кабинете кремлевской приемной, облила себя и своего шестилетнего сына бензином, взяла в руки зажигалку...
Муж Татьяны, Олег Карпов, более года назад был осужден за незначи-тельное преступление на три года лишения свободы с отсрочкой приговора. Когда он вместе с семьей переехал из Нижегородской области в Москву, суд неожиданно принял новое решение: заменить условный срок реальным. Карпо-ва арестовали в Москве и этапировали в Нижний Новгород для отбывания на-казания. В кремлевской приемной, также как и в других инстанциях, рассмат-ривать жалобу Татьяны отказались…
Выйти из кабинета Татьяна согласилась лишь после того, как под дверь просунули отпечатанное на бланке распоряжение за подписью Генерального прокурора: дело мужа Олега Карпова принимается к производству высшим следственным органом страны.
В результате проведенного расследования было установлено: законных оснований изменять Олегу Карпову приговор не было.
Из архива ЦС

***

""Встать, суд идет!" Ссутулившись, затравленно озираясь по сторонам, он, со-всем мальчишка, сидит на скамье подсудимых. Встретившись взглядом с мате-рью, отворачивается … Не верит ее слезам. Он уже успел несколько месяцев пробыть в стенах следственного изолятора, насквозь пропитанных законами уголовного мира. Но он еще надеется, что суд его пощадит.
Но суд не пощадил. А все кажется, что это происходит не с ним, что это только сон.
Прозвучал приговор. Приговор всем нам, всему нашему обществу, где так много равнодушия. Ужас застыл в глазах ребенка, все еще любящего муль-тики и мороженое…"
"Отроки во вселенной равнодушия".
Рабочий путь (Смоленск). Май 2000 г.

***

"Сегодня представители любого ведомства охотно соглашаются с тем, что условия содержания заключенных бесчеловечны, гибельны. Но за согла-сием немедленно образуется пустота, когда задаешь вопрос: что ваше ве-домство, конкретно вы можете сделать, чтобы спасти людей от неизлечи-мых болезней, от смерти? "Конкретно от меня, - отвечает судья (следова-тель, прокурор…), - ничего не зависит… денег нет, законы такие, что при-ходится людей отправлять в тюрьму…
Возьмем реальный случай: пацан с голоду украл несколько пачек пельменей "Ням-ням"… И вот следователь выписывает ему постановле-ние на арест, прокурор дает санкцию, судья отказывается изменить меру пресечения… Они разве не знают, куда он попадет? Не понимают, что от-правляют его не просто "в места содержания под стражей", а на эшафот? Оттуда он выйдет калекой. Погибнет - тоже нередкий случай. Как же у Вас сердце не дрогнет - ведь у самих дети: за "Ням-ням" - смертную казнь?
Хочу спросить: в чем причина такого жестокосердия? Не надо ссылаться на обоснованность и законность ареста. Это мы уже проходили: был бы человек, а норма найдется.
И если вы в очередной раз не услышите вопроса, то и я вам скажу: это конкретно вы - судья (следователь, прокурор…) - отвечаете за унич-тожение людей в газовых камерах СИЗО. И место ваше - на продолжении Нюрнбергской скамьи. Потому что по уровню страданий человеческих то, что происходит в наших СИЗО, - в одном ряду с нацистскими и сталинскими лагерями смерти".
Валерий Абрамкин.
Из выступления на круглом столе.
2.12.99. Политехнический музей.


"Мы для них чужие…"

"Судейский чиновник бежал по коридору Мосгорсуда, хлопая себя по бокам руками, и вопил: "Человека оправдали, человека оправдали!" Он был в ужасе: оправдали в суде человека!
Зачем же, собственно говоря, нужен суд, если в 99,7% приговоров он подтверждает то, что написано в обвинительном заключении? Существовали ведь когда-то двойки-тройки НКВД, это тоже орган коллегиальный".
С.Е. Вицин, заслуженный юрист РФ.
Круглый стол "Суды присяжных".
Краснодар. 17.09.99

***

0,3% оправдательных приговоров! В большинстве стран мира оправдательные приговоры составляют 20-40%. Российские суды с участием присяжных засе-дателей (и до революции, и в 93-98 гг.) выносили тоже около 20%. Даже при Сталине суды выносили от 10 до 20% оправдательных приговоров. Точных сведений по "сталинским тройкам" нет. По некоторым свидетельствам, двое из 100 обвиняемых освобождались и шли домой, вдохновленные справедливостью сталинского правосудия, уверенные в том, что "органы не ошибаются". Двое из 100! Показатель оправдываемости в 7 раз выше, чем у нынешних судей.
Из архива ОЦС

***

Считаешь ли ты наказание, назначенное тебе судом, справедливым?
- Нет, очень мне много дали за мою кражу. А всего я украл одну пустую боч-ку.
- Нет, потому что мне дали много лет, 3 года 10 месяцев. За трех кроликов!
- Нет, потому что потерпевший меня полностью простил и просил судей не сажать меня.
- Нет, у меня первая судимость, все вернули, иска нет, у потерпевших претензий нет. А дали 4 года.
- Нет, потомушто я даже не воровал, я только был сними .
Из ответов несовершеннолетних
осужденных на вопросы анкеты

***

"Мне 14 лет тогда было. В сентябре как раз пошла в 9 класс. Моя подельница Маринка говорит: "Оль, тетка моя зарплату получила, возьмем немного, она ничего не сделает…" Я говорю: "Ну, давай". Пришли, смотрим, у нее в баре лежит 900 рублей. Мы 400 рублей взяли, 500 рублей оставили. И ушли. Тетка написала заявление в милицию: не знала, что это мы сделали. Потом узнала и заявление хотела забрать. Ей не отдали. Нам тогда дали по году условного.
А в апреле мы с подельницей пошли покататься на качелях в наш дет-ский сад. Она говорит: "Оль, пойдем по садику походим, посмотрим, как там чего изменилось". Я говорю: "Пойдем". Смотрим, целая полка игрушек. Она говорит: "Давай возьмем?" Я говорю: "Маринка, у нас с тобой год условного, и за эти игрушки нас могут посадить". Она говорит: "Нет, Оль, за деньги не по-садили, а за игрушки тем более не посадят". И мы с ней взяли по две игрушки стоимостью в 45 рублей одна.
На следующий день к нам приезжает милиция: "Девчонки, - говорят, - отдавайте игрушки". Мы их отдали, эти игрушки, извинились: мол, просто взя-ли их поиграть, а потом бы вернули.
Мы думали, что все обойдется. Но потом, когда нас судили, нам дали по два года и одному месяцу лишения свободы".
Из интервью с воспитанницей
Рязанской ВК. Июнь 2000 г.

***

Две трети россиян не верят в беспристрастность судов

Только 13% опрошенных разделяет мнение о том, что российский суд гаранти-рует беспристрастное рассмотрение дел. 67% придерживаются противополож-ного мнения. В случае нарушения прав граждан только треть (33%) опрошен-ных рискнула бы обратиться в суд. 30% никуда бы обращаться не стали. 14% искали бы поддержку у "сильных и влиятельных людей", 12% - у местных органов власти, 11% - у правозащитных организаций. 10% "обратятся в газе-ту" и 7% - "к депутату".
Фонд "Общественное мнение" (опрос 23.02.00,
тридцать регионов, 1500 опрошенных).

***

"Приговором Куменского районного суда Кировской области я была признана виновной. Обидно: за 2 ведра картошки дали шесть лет. У меня двое несовершеннолетних детей. Двое детей, и 6 лет срока. На наше правосудие я что-то не надеюсь".
Югова Р.В., Киров, 24.01.2000.

***

"В 1999 году случаев нанесения ущерба здоровью судей выросло в 10 раз, пре-ступлений против судейского имущества - в 5 раз".
Сергей Зуйков, руководитель
отдела ГУБОП МВД РФ

***

"Пресса много писала про дело Христенко, который бросил две гранаты в дежурную часть милиции. Погибли люди, восемь свидетелей подтверждали ве-сию обвинения, прокурор выступал убедительно… А присяжные выносят вердикт - "не виновен". Трижды дело возвращали на новое рассмотрение, и все три раза - вердикт "не виновен". Почему? Я думаю: просто люди не любят суд, не любят милицию, не любят прокуратуру, мы для них - чужие. Они в этом Христенко увидели народного мстителя, который пришел и за своего сына отомстил. И его оправдывают только потому, что мы для них - чужие…"
В.П. Лозовский,
судья Краснодарского краевого суда.
Круглый стол "Суды присяжных".
Краснодар. 17.09.99.

***

"До тех пор пока мы, судьи, не будем воспринимать себя плотью от плоти нашего народа, народ будет нас воспринимать как людей чужих, а не как своих представителей. И будет оправдывать тех, кто швыряет в нас гранаты".
С.А. Пашин, заслуженный юрист РФ.
Круглый стол "Суды присяжных".
Краснодар. 17.09.99.

***

Точка зрения

Сергей Анатольевич Пашин

"Наш народ, да и иерархи православной церкви полагают, что право выше закона, справедливость выше права, милосердие выше справедливости, а любовь выше милосердия".

"Российское, как и советское правосудие, можно назвать инквизицион-ным. Оно не наделено правом оправдать человека ранее, чем будут испробованы все возможности его осудить; назначаются дополнительные экспертизы, отыски-ваются новые свидетели, дело обращается к доследованию. Естественно, все это время обвиняемый находится под дамокловым мечом и ожидает своей участи, сплошь и рядом, в предварительном заключении".

"В традициях инквизиторов принято рассматривать человека не как субъекта, наделенного процессуальными правами, а как объект исследования. Следствием такого подхода в средние века являлось узаконенное применение пыток, в наше просвещенное время - сконцентрированность процессуальной деятельности на получении признания подозреваемого и обвиняемого, для чего пытки применяются беззаконно, но привычно. Вот и пополняется тюремное население России за счет использования самооговоров обвиняемых".

"Реформа - это не просто создание идеальных моделей и новых законо-дательных форм. Формы и модели могут быть реализованы лишь при условии предварительного появления прослойки людей, согласных и готовых работать по-новому".

"Отдел по судебной реформе был местом, находясь на котором можно было что-то реально делать, пока то, что я делал не привлекло к себе слишком пристального внимания. Мы прежде всего создали действующую модель нор-мального, состязательного правосудия в 9 регионах России, где до сих пор дей-ствуют суды присяжных. А на остальной территории нашей страны сохраняет-ся прежний инквизиционный порядок судопроизводства. Это означает, что правосудие не может быть справедливым. Шансы быть оправданным у челове-ка, угодившего в нашу систему уголовной юстиции, составляют менее 1%. Ин-квизиционная система правосудия означает, что главным доказательством яв-ляется признание самого обвиняемого. Признания же получают любой ценой, в том числе и с помощью пыток, всякого рода незаконных действий. Т.е. акцент делается не на надлежащую правовую процедуру, а на изобличение якобы пре-ступника. Система работает по принципу: "Ах, попалась птичка, стой, не уй-дешь из сетки..." Человека затягивают в эту машину, и он должен выйти оттуда заключенным. Вот собственно и все…"

 

 

Copyright © Центр содействия реформе уголовного правосудия. All rights reserved.
Использование материалов сайта без согласования с нами запрещено.
Комментарии и предложения по оформлению и содержанию сайта: sodeistvie@prison.org

  Rambler's Top100     Яндекс цитирования