Общественный Центр Содействия Реформе Уголовного Правосудия

Центр содействия реформе уголовного правосудия

На главную
   
 
English  
 

На старой версии сайта упоминаются организации, которые в настоящее время считаются организациями, функционирующими в роли иностранных агентов или признанными нежелательными организациями. За более подробной информацией просьба обращаться на сайты Министерства юстиции. http://unro.minjust.ru или http://minjust.ru/
 

 
 

Об особенностях правового положения осужденных женщин



Памяти Валерия Абрамкина

Биография
Прощание не навсегда
Публикации и интервью

В помощь заключенному

Правовые брошюры бесплатно!
"Облака" - радиопередача о заключенных и для заключенных
Наши рекомендации

Вы можете оказать поддержку заключенным женщинам...

перечислив на счет 170 рублей на гигиенический набор (шампунь, мыло, зубная паста, щетка, крем для рук, прокладки).
вещами на освобождение 8(906) 767 0983

Проекты

«Малолетка – правовой ликбез»
«Облака»
Социальное-правовое сопровождение осужденных
«Осторожно, тюрьма!»
«Право быть услышанным»
Завершенные проекты

О Тюрьме

Цифры и факты
Тюремные нравы и обычаи
Женщины в тюрьме
Малолетка вчера

Библиотека - архив

Публикации
Рецензии и анонсы
Статьи, комментарии
Полезные ссылки



Друзья уходят...

Андрей Борисов
Елена Ознобкина
Андрей Савченко

Сейчас в России в учреждениях УИС содержится около 727 тыс. человек - в местах лишения свободы и в следственных изоляторах. Из них женщин - 59 тысяч. Это чуть больше 8% от общего количества заключенных. Во всех странах, и в России в том числе, количество женщин за решеткой всегда было на уровне 5-6%. Увеличение этого показателя до 8% и более (сейчас идет некоторое снижение) повлекло за собой перепрофилирование части воспитательных колоний в женские колонии, которые стали использовать для женщин, судимых один и более раз.

В последние годы произведено разделение осужденных, в том числе, и женщин – впервые осужденные теперь отбывают наказание отдельно от остальных. Но все колонии для женщин – это колонии общего режима, и в них сидят женщины, осужденные по разным статьям, это и 105-я - убийство, и 158-я - кража, и 161-162-я: грабеж, разбой, ст.228 - преступления, связанные с наркотиками; мошенничество или «экономическая» статья (159). Разделяются осужденные только по количеству судимостей.

При 13 женских колониях имеются дома ребенка, в которых проживает более 700 детей в возрасте до 3 лет. При этом матери и дети живут отдельно, лишь в двух колониях практикуется совместное проживание матерей с малолетними детьми и то для очень ограниченного количества женщин. Остальные женщины имеют возможность видеться со своими детьми по 2 часа 1 раз в день, в свободное от работы время. За детьми ухаживает и присматривает персонал учреждений, которого, как правило, не хватает. Обычно там содержатся дети тех матерей, которым просто некуда деться – нет родственников, которые могли бы взять ребенка к себе, или родственники отказываются брать на себя такую обузу и ответственность.

В женских колониях, как и во всех ИК, условия содержания подразделяются на обычные, облегченные и строгие. От того, в каких условиях ты содержишься, зависит количество предоставляемых свиданий. В обычных условиях это шесть краткосрочных свиданий (по 4 часа) и четыре длительных свидания (по трое суток) в год на территории колонии.

Длительные свидания предоставляются с правом совместного проживания с супругом, родителями, детьми и пр. родственниками, а с разрешения начальника исправительного учреждения - с иными лицами.

Кроме того, на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости помимо средств, заработанных в колонии, ежемесячно можно расходовать до 3 тыс. рублей.

В законе предусмотрено предоставление осужденным длительных свиданий с проживанием вне исправительного учреждения продолжительностью пять суток. Но, как правило, такая мера используется чрезвычайно редко, а, возможно, не используется вовсе. Мы таких случаев не знаем.

Те, кто находится на облегченных условиях (куда могут перевести при отсутствии взысканий и «добросовестном отношении к труду»), имеют право ежемесячно расходовать на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости средства, имеющиеся на их лицевых счетах, без ограничения. Также для них увеличивается количество свиданий в год - шесть краткосрочных и шесть длительных свиданий.

Осужденным женщинам может быть разрешено проживание за пределами исправительной колонии совместно с семьей или детьми на арендованной или собственной жилой площади. Но мне известен лишь один такой случай, когда дочери чиновника, сбившей насмерть двух женщин в ДТП, была предоставлена возможность проживать со своим ребенком в арендуемом доме вне колонии.

Осужденные имеют право звонить, с учетом технических возможностей учреждения. Обычная практика для женщин – по крайней мере, раз в месяц. Телефонный разговор предоставляют по письменному заявлению осужденного, в котором указывается адрес, номер телефона. Продолжительность разговора не может превышать 15 минут. Звонить можно любому человеку, но не в другие исправительные колонии. Все телефонные звонки контролируются. Телефонный разговор осуществляется по карточке, которую можно купить в ларьке колонии. Как только карточки завозятся, они моментально раскупаются, иногда не хватает на всех желающих. Приобрести телефонные карточки родственникам и переслать своим близким в ИК часто бывает просто невозможно, так как кроме как в ларьке колонии они больше нигде не продаются. В городе люди пользуются мобильными телефонами и таксофоны с карточками им уже не нужны, соответственно не нужны и карточки.

Осужденные женщины, в отличие от мужчин, имеют право получать неограниченное количество посылок и бандеролей, передач. Кажется, это единственное послабление для женщин. Запрещенными являются продукты питания, требующие тепловую обработку, кроме чая, кофе, сухого молока, пищевых концентратов быстрого приготовления, не требующих кипячения или варки. Также запрещены всякие другие виды предметов, запрет на которые очевиден, тем не менее, они указаны в перечне запрещенных предметов в правилах внутреннего распорядка исправительных учреждений. Это, например, наркотики, алкоголь, оружие и боеприпасы, топоры, фотоаппараты, электронно-вычислительные машины, ножи. Этот перечень может вызвать улыбку, как будто можно предположить, что если не запретить в ИК боеприпасы и оружие законодательно, то оно непременно там будет, и заключенные будут настаивать на его ношении. Однако, алкоголь и наркотики тоже запрещены, а хождение в зонах имеют, правда в мужских колониях.

Проживание в колонии - в многоместных общежитиях, до 100-120 человек в одном помещении – «отряде», с людьми, разными по характеру, привычкам, интеллекту, уровню развития. Жизнь коллективная, и - «семейная», по 2-3 человека в «семейке» делят между собой доступные материальные блага (посылки и т.д.) и поддерживают друг друга морально. По словам женщин, у половины из них (если не больше) - «любовь», со многими ее атрибутами – заботой, покровительством, ревностью и ссорами.

Жизнь по режиму – подъем в 6 утра, проверка, завтрак, развод работу (для работающих) и т.д. Несколько проверок в день - на плацу, и если очень холодно, то в общежитии, передвижение по территории колонии строем (но не в ногу) и с песней. Поют «Катюшу», «Марусю». Даже, если стараются, тоску не скроешь, особенно, от человека с воли.

Осужденные обязаны носить форму с биркой на груди. В женских колониях эта форма, по крайней мере, приятна на глаз: брюки, юбка, пиджачок зеленого цвета, рубашка салатового цвета. На голове белый платок – летом. А вот зимой – платок шерстяной, часто серый, старящий даже молодых женщин и не дающий ни тепла, ни красоты.

Проблема - с так называемым «нательным бельем», особенно это актуально для зимы, так как холода в иных регионах нешуточные. Под «форму» разрешено поддевать футболки только черного цвета, так же как и носки и колготки – только черные. Свои вещи с рисунком или цветные – запрещены. Как будто специально, чтоб не забывали, что здесь вы – не женщины, а заключенные преступники. В некоторых колониях нательное белье разрешается только установленного образца – но штанишки и футболка должны быть из «комплекта» - снова однообразие. (Как и во всем остальном.) Комплекты, бывает, продаются в ларьке колонии, но вот купить их могут не все, так как стоит комплект много больше, чем зарабатывают женщины в месяц.

Труд в ИК – отдельная тема. В зонах, плохо обеспеченных работой - где трудятся лишь от 25 до 40% осужденных - женщины почитают за счастье иметь любую хоть как-то оплачиваемую работу. И, бывает, получают по 100, в лучшем случае по 500 рублей в месяц - столько остается на лицевом счету после всех вычетов – за питание, вещевое довольствие и пр. У осужденных могут вычитать до 75 процентов от их ежемесячного дохода.

На эти деньги женщины покупают в ларьке колонии средства гигиены, чай, сигареты, иногда, если остается – сладкое. Средства гигиены положены и от государства: ежемесячный гигиенический набор включает в себя кусочек туалетного мыла, прокладки, тюбик зубной пасты в 30 г и 25 метров туалетной бумаги. Кто высчитывал эти граммы и метры и решил, что это нормально для человека?! В лучшем случае, такой «гигиены» хватает на неделю. Если не зарабатываешь или если нет поддержки с воли, приходится просить помощи извне – у родственников, благотворительных и религиозных организаций, монастырей.

Если нет работы, то заняться особо нечем. Практически нет никаких развивающих занятий. Невозможно годами слушать лекции о вреде табакокурения и алкоголя, а читать, в лучшем случае, Дарью Донцову. Ассортимент книг в библиотеке, как правило, тоже наводит тоску.

Если работа есть, то это обычно швейное производство, и тогда работа идет в две, а то и в три смены. Шьют все – камуфляж, форму для тюремной системы, для МВД, варежки, постельное белье, и пр.пр. Женщины, работающие в таких колониях, могут получить на свои лицевые счета, после всех вычетов, до 1000, а то и до 2000 рублей в месяц. При этом можно работать по 12 часов в день. Тяжело, устаешь, но ты занят, и срок идет, и это лучше, чем проводить время перед телевизором в комнате воспитательной работы, набившись туда как селедки в бочке, или торчать в своей локалке и курить, если есть что. По зоне не разгуляешься, система локальных участков ограничивает до предела и без того ограниченные возможности передвижения и вообще хоть какой-то физической активности.

Осужденных женщин по закону не должны, как мужчин, направлять для отбытия наказания в колонию, ближайшую к месту жительства. Их направляют «по месту нахождения соответствующих исправительных учреждений». Например, в Московской области есть даже две колони: в Можайске и в Икше, но москвички могут попасть и в мордовские лагеря, и в Орловскую область, и в Ивановскую, и Владимирскую… Был бы заказ.


Елена Гордеева, сотрудник Центра содействия реформе уголовного правосудия, член общественной наблюдательной комиссии по контролю за соблюдением прав человека в местах принудительного содержания города Москвы.

Copyright © Центр содействия реформе уголовного правосудия. All rights reserved.
Использование материалов сайта без согласования с нами запрещено.
Комментарии и предложения по оформлению и содержанию сайта: sodeistvie@prison.org

  Rambler's Top100     Яндекс цитирования