Общественный Центр Содействия Реформе Уголовного Правосудия

Центр содействия реформе уголовного правосудия

На главную
   
 
English  
 

На старой версии сайта упоминаются организации, которые в настоящее время считаются организациями, функционирующими в роли иностранных агентов или признанными нежелательными организациями. За более подробной информацией просьба обращаться на сайты Министерства юстиции. http://unro.minjust.ru или http://minjust.ru/
 

Наши проекты

 
 

Колония для несовершеннолетних: преступление, наказание, покаяние?

 

Комиссия по церковной социальной деятельности и журнал "Нескучный сад" уже более года сотрудничают с правозащитной организацией "Центр "Содействие"", встречая на вокзале и сопровождая по Москве девочек, освобождающихся из Новооскольской воспитательной колонии для несовершеннолетних, транзитом едущих к себе домой и иной раз более полусуток вынужденных находиться в столице без знания местности и навыков времяпровождения в мегаполисе.

 

Новый Оскол - маленький город. Дорога из центра до расположенной на окраине колонии занимает 10-15 минут

 

В начале августа мы с координатором этих встреч, Михаилом, совершили ответный визит и провели 2 дня в Новооскольской колонии, расположенной в Белгородской области. Это была наша первая поездка в исправительное учреждение, поэтому мы не имели представления о нем и людях, отбывающих там наказание. В поезде я высказал предположение, что столкнемся с грубостью, вызывающей пошлостью и отборной матерщиной. Михаил, опираясь на свой опыт встреч, стал уверять меня, что, наоборот, девушки там безынициативные, тихие и замкнутые. Мы ошиблись оба.
Оказалось, что именно выход на волю, страх перед новой жизнью, приезд в столицу приводили девушек в стрессовое состояние, которое Михаил считал "плодом" колониальных порядков. В колонии как раз воспитанницы держались свободно и естественно, охотно давали интервью.

 

Примерно посредине колонии стоит такая вот скульптура - бывший фонтан. Автор и время создания неизвестны
Несмотря на то, что мы приехали с регулярно посещающими колонию сотрудниками центра "Содействие" (полностью - "Центра содействия реформе уголовного правосудия"), нас, как представителей прессы, встретили настороженно. На зону благодаря нашим спутникам впустили, но не разрешили взять диктофон. Без него экскурсия по зоне обессмысливалась наполовину, но это не то место, где можно диктовать свои условия. Оставалось ходить, смотреть, кратко беседовать с воспитанницами и персоналом. Так можно составить впечатление о самой колонии, но не о людях, находящихся в ней.

 

Человеку, впервые попавшему в исправительное учреждение, трудно дать объективную оценку порядкам, быту, воспитательной работе. Возможно, специалист по пенитенциарной системе найдет там недостатки. Но одно несомненно: руководство и персонал колонии относятся к своим воспитанницам по-человечески. О многом говорит уже сам факт, что называют их не "заключенные" или "осужденные", а "воспитанницы". При колонии действует вечерняя школа, профессиональное швейное училище, швейная мастерская (работая в которой, девушки получают деньги). Есть кружки вышивания бисером, клуб, в котором девушки самостоятельно занимаются музыкой. (К радости воспитанниц, мы привезли в колонию гитару и синтезатор, пожертвованные перед тем по нашему объявлению посетителем сайта Милосердие.ru Владимиром и его мамой Лидией). В медицинском кабинете воспитанниц принимают терапевт, гинеколог, психиатр, стоматолог. Работает психологическая консультация.

 

Девочки в колонии - мастерицы на все руки. Вверху: куклы из исторического музея, созданного при ВК. Внизу: плакат из медчасти и вышивки

 

После обеда воспитанницы дали концерт для гостей колонии. Судя по радостным лицам девушек, это было одинаково приятно и для его участниц, и для зрителей. Можно только догадываться, какое удовольствие испытали сами исполнительницы, переодевшись на 5-10 минут выступления в "вольные" платья! Девушки закончили концерт песней Олега Митяева "Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались", и мороз пробежал по коже. Сколько раз, когда их еще и на свете не было, слышал я эту песню в походах, на концертах, на квартирах, но здесь… Это было не смешно, а очень трогательно.

 

Уж не знаю, почему, но после концерта мне разрешили пронести в зону диктофон, за что я искренне признателен начальнику колонии Надежде Ивановне Федоренко. За два дня я побеседовал с двенадцатью воспитанницами, семь из которых осуждены за убийство. Одни девушки поразили глубиной раскаяния, другие, наоборот, шокировали своим спокойствием, с которым рассказывали о содеянном. Практически все считают себя верующими людьми. (Только одна девушка высказала полное равнодушие к религии). Кто-то регулярно исповедуется и причащается (в колонии есть молитвенная комната, раз в 2-3 недели приезжает священник), кто-то не может заставить себя сделать это именно в колонии. Но все (!) говорили, что после освобождения первым делом пойдут в церковь на исповедь.

 

Второй год колонию окормляет священник Александр Степаненко - настоятель Покровского храма села Старая Безгинка, что в тридцати километрах от Нового Оскола. На это послушание батюшка был назначен почти сразу после своего рукоположения. "Поначалу, конечно, даже не представлял, о чем буду с ними говорить, с какой стороны подходить. Но Господь помог. Я вспомнил, какие у меня в юности были душевные проблемы, трудности, комплексы. Даже ошибки свои заново переосмыслил. И опираясь на этот опыт, пытался через каждый вопрос, взгляд понять, что чувствует человек, о чем переживает. Это непросто (в каждом отряде по 100 человек), но когда получается, лица девушек становятся более открытыми, радостными, светлыми. Ведь христианство - религия радости! Стараюсь объяснить им, что покаяние очищает и просветляет человека, дает ему надежду. Очень важную роль играет индивидуальная исповедь. Здесь не отделаться шаблонными фразами - к каждой девушке нужен индивидуальный подход. А как они оживают после крещения, исповеди", - рассказывает отец Александр.

 

Многие девушки не решаются креститься в колонии из-за местного суеверия. Есть, оказывается, представление, что если здесь крестишься, обязательно сюда вернешься. Отец Александр разубеждает воспитанниц в этом предрассудке. С этого он начал крещение, на котором мы присутствовали (о крещении воспитанниц читайте в отдельной статье). Но не все могут преодолеть предубеждение. Кому-то, по словам отца Александра, мешает гордость: "Хочется вознестись над другими: они, мол, здесь крестятся, исповедуются, а я могу креститься только на свободе, в храм пойти только на свободе, со священником пообщаться только на свободе". Священник опасается, что многие потом в суете новой свободной жизни так и не дойдут до церкви.

 

Пока в колонии своего храма нет. Лишь дважды привозили престол и служили литургию, - последний раз служил архиепископ Белгородский и Старооскольский Иоанн. Многие девушки единственный раз за время пребывания в колонии исповедовались и причащались именно на литургии. В ближайшее время планируют служить чаще, рассматривается вопрос о создании в колонии своего храма.

 

"Эти девушки внешне ничем не отличаются от обычных детей (воспитанницам колонии от 15 до 20 лет - прим. авт.). Конечно, удивляет, с какой легкостью они совершили то или иное преступление. Иногда не подумав, иногда из мести. И только здесь, в месте лишения свободы, многие переосмысливают свою жизнь. Мы подготавливаем их к крещению, но креститься они идут только по собственному желанию. Крещение - начало духовной жизни, исправительного пути. Человек дает Богу обещание жить иначе. Но это еще не значит, что он уже изменился. Всем, кого крещу, напоминаю о необходимости покаяния", - говорит отец Александр.

 

Изменив имена, попробую пересказать истории некоторых воспитанниц, с которыми беседовал.

"Дала слово - план 100% - сдержи!" Плакат на стене швейного цеха Валя забила ногами до смерти попытавшегося ее изнасиловать мужчину. Говорит, что это была не первая попытка, поэтому обижена на всю мужскую половину. Доказать, что это была самооборона, не смогла, отсидела 2 года, на днях должна выходить по условному досрочному освобождению (УДО).

Валя росла без отца, с пьющей матерью. Не только не собирается возвращаться домой, но хочет забрать у мамы 4-летнюю сестру, чтобы уберечь ее от своей участи. Надеется пожить первое время у тети. Собирается поступать в коммерческий колледж и по возможности продолжать заниматься самодеятельностью. (До ареста она занималась в танцевальном и театральном кружках). Готова работать и обеспечивать сестренку материально. Сейчас Вале 18 лет, она уверена, что больше в тюрьму не попадет. "Я здесь очень изменилась и по характеру, и внешне. Когда приехала, со всеми была высокомерной, сейчас считаю себя совершенно другим человеком", - говорит Валя. Конечно, ее рассказ очень противоречив. Утверждает, что попала сюда случайно, и одновременно боится, что если сестренка останется у мамы, то повторит ее судьбу. Но эти нестыковки производят естественное впечатление. Валя - искренняя девушка. Это жизнь у нее противоречивая, а понять, почему все так, пока не получается. В колонии она не исповедуется, хочет идти в храм на исповедь в родном городе.

 

Следующая собеседница Вика шокирует своим, возможно, внешним, равнодушием. "Убила бабу. Мы вместе выпивали. Мне было 14 лет, а пила я с тринадцати, друзья научили. Сначала редко, а потом… Я в это время не соображала ничего. Просто спьяну". "Бабе" было 66 лет, жила она через дорогу. И мать у Вики пила очень сильно. На следующий день, еще при нас, она выходит на свободу. Говорит, что всегда верила в Бога, и испытывает потребность исповедаться.

 

На днях по УДО освобождается и Юля. Беседуя с этой невысокой, хрупкой, кроткой, мудро рассуждающей о смысле жизни девушкой, невозможно поверить, что без малого три года назад она с пятью подругами в пьяном виде избила и ограбила мужчину. Ей 19 лет, отсидела 2 года и 8 месяцев. В колонии сидит только с одной подельницей. Две других подруги получили условный срок, а еще две - совсем малолетние - были без суда отправлены в спецшколу. Говорит, что на кривую дорогу попала, потому что ушла из дома, не выдержав постоянных издевательств отчима. Отец ушел из семьи, когда ей было 7 лет, и с той поры о нем ничего не известно. Узнав, что у меня на осень запланировано интервью с Игорем Квашой, просит помочь найти следы отца через программу "Жди меня".

Юля возвращается домой, к маме, которая развелась с садистом-отчимом. У нее еще четыре брата и сестры (двое родных и двое - по маме). Хочет быть художником-реставратором. "У меня с детства талант. Мама работала швеей, потом штукатуром-маляром. Она тоже хорошо рисует. Поеду к ней. Старой компании не осталось, да и не хочется возвращаться к старой жизни, пить, курить. Я здесь все годы занималась самовоспитанием. Училась в ПТУ, шила на производстве, 3 месяца отходила на ЭВМ. Образование 10 классов. Хорошо было бы, конечно, закончить 11-й класс, чтобы потом получить высшее образование. Но не выйдет, мама сейчас сидит с маленьким ребенком, получает пособие. Придется работать", - рассказывает она. Юля крестилась в колонии и, в отличие от предыдущих собеседниц, постоянно исповедовалась. И дома тоже собирается ходить в храм.

 

Когда выйдет статья, Валя, Вика и Юля будут уже дома.

 

Но не все девушки, отбывающие наказание в колонии, росли в асоциальных семьях. Света сама не может понять, чего ей в жизни не хватало. Мама никогда ей ни в чем не отказывала. Говорит, что с детства много времени проводила в компании старшего брата и его друзей. Они лазили на чужие участки, и она с ними за компанию. Правда, уверена, что будь жив отец, к юности бы остепенилась. Но он умер, когда Свете было 12 лет. В нетрезвом состоянии совершила 5 квартирных краж (4 - в один день). И брать-то в этих квартирах было нечего, но получила Света за свои "художества" 2 года и 8 месяцев. Со временем срок на 3 месяца сократили, но все равно освобождается она только в марте следующего года. Конечно, на фоне судеб предыдущих собеседниц ее дело кажется пустяковым, но для Светы годы в колонии стали серьезным испытанием. Крещеная в детстве (у нее верующая мама, а бабушка даже работает в церкви), здесь она регулярно исповедуется и причащается. И дома первым делом собирается пойти в храм. Убеждена, что не вернется к прежней жизни. До ареста училась на кондитера, но теперь хочет работать проводницей. Общение со Светой оставляет добрый след на душе. Обещаю написать ей.

 

Светина подруга Галя - девушка из обеспеченной семьи. Она попала сюда за более серьезное дело - сначала они с подругой избили молодую наркоманку, а потом их дружки изнасиловали несчастную. Получила Галя 2 года, освобождается в январе. Понимает, что легко отделалась, сама признает, что при ее жизни могла влипнуть в историю, за которую получила бы лет 10. Она тоже надеется, что не вернется к прежней жизни (пьянки, драки), но вполне допускает, что встретится со старыми друзьями. Не это огорчает - друзья тоже могли измениться. Расстраивает отсутствие интереса даже к собственному таланту. Руки у Гали золотые, она великолепно вышивает бисером, но говорит, что дома этим заниматься не будет. "Для этого терпение нужно, а на воле… Здесь делать нечего, потому и занимаюсь этим", - признается она. Галя - единственная из моих собеседниц, выразившая полное равнодушие к вере.

 

Аня, напротив, рассуждает о жизни глубоко и серьезно. В колонии она занимается физкультурно-воспитательной работой. Воспитатели считают ее своей помощницей. Но именно эта сильная, рассудительная, открытая девушка в исступлении убила родную бабушку, с которой жила после того, как мама уехала в другой город к ее сестре нянчить внука. Получила она 7 лет, но в сентябре, отсидев 4 года и 8 месяцев, выходит по УДО. Вначале планирует работать продавцом, в дальнейшем мечтает выучиться на стоматолога. Во всем случившемся винит только себя, свою вспыльчивость. В момент убийства, конечно, мало что соображала. После случившегося сама вызвала скорую и милицию. Первой книгой, которую Аня прочитала в заключении, было "Преступление и наказание". После этого захотела читать и другие произведения Достоевского. Крестилась она сознательно еще дома, в колонии исповедовалась только один раз, когда архиепископ Иоанн служил литургию. После освобождения намерена воцерковляться.

 

Некоторые девушки не хотели говорить о совершенных преступлениях, но охотно рассказывали о своей жизни в колонии, отношениях с воспитателями, подругами, планах на будущее. Некоторые считают годы, проведенные здесь, потерянными, но на вопрос, научились ли чему-нибудь, переосмыслили ли свою жизнь, отвечают утвердительно. Кстати, не только Аня, но и многие другие воспитанницы считают "Преступление и наказание" одним из самых любимых своих произведений.

 

После посещения колонии невозможно оставаться равнодушным к судьбам ее воспитанниц. Многие из них глубоко переживают о происшедшем и хотят изменить свою жизнь. Страшны преступления некоторых из них, часто страшны и те условия, в которых родились и выросли маленькие преступницы. Но Господь дает покаяние, которое смывает прошлые грехи и дает силу не совершать новые. Принять или не принять это - во многом зависит от них.

Леонид ВИНОГРАДОВ

 

P.S. И воспитанницы и персонал колонии очень благодарили всех жертвователей, принявших участие в судьбе девочек: кроме музыкальных инструментов многие девочки - особенно, сироты и социальные сироты - получили именные подарки, предметы личной гигиены, одежду для освобождения. Мы спросили у начальника колонии, какое еще объявление поместить на сайте. "Нам бы инвентарь в спортзал - отвечала Надежда Ивановна. - А то мы уже дважды там ремонт сделали, а кроме матов там ничего и нет". Если кто-либо может помочь девочкам и их воспитателям в этой проблеме, оставьте свое сообщение в отзыве под статьей. Спаси Господи!

 

Источник: Сайт "Милосердие" 22.08.05

 

 

 

Copyright © Центр содействия реформе уголовного правосудия. All rights reserved.
Использование материалов сайта без согласования с нами запрещено.
Комментарии и предложения по оформлению и содержанию сайта: sodeistvie@prison.org

  Rambler's Top100     Яндекс цитирования