Общественный Центр Содействия Реформе Уголовного Правосудия

Центр содействия реформе уголовного правосудия

На главную
   
 
English  
 
 

Тюремные нравы и обычаи >>> Правильные понятия в тюрьме и на воле

 
 

Зона. В натуре и в ящике
заметки о тюремном романе
Валерий Абрамкин

 

Сериал «Зона» – оплачено израильской разведкой

Не только израильской, но и американской, английской и т.д. Шпионская схема действий выглядит примерно так: спецслужбы передают средства через чиновников Совета Европы правозащитникам, а те под видом «консультантов» заказывают авторам сериала - что и как надо снимать-показывать. Цель затеянной провокации, в которой участвует и криминал: «сломать режим пенитенциарной системы России».

К таким выводам пришли участники совещания… то бишь, дискуссии, развернувшейся на «Неофициальном сайте сотрудников ФСИН России» (www.fsin.ru/). ФСИН России – это Федеральная служба исполнения наказаний, ее официальный сайт есть в «Полезных ссылках» zona.tv

Форум «Сериал зона» был объявлен 14 января (за два дня до демонстрации 1-й серии Зоны), дискуссия открылась – 17.01.2006, закрылась – 28.01.2006.

Даю завершающую часть стенограммы «совещания» целиком. Участников дискуссии привожу под псевдонимами, которые они себе сами выбрали. Стиль, орфография, синтаксис - на совести «сотрудников».

28.01.2006 - 05:36. Сержант (chervakov).

Если честно, то такой антирекламы следовало ожидать. Новоявленные "Правозащитники", оплаченные из фондов неправительственных организаций, близких к чиновникам - членам Совета Европы давно пытались "сломать" режим пенитенциарной системы России. Криминал объявил войну Закону и начало положено именно через СМИ. За НТВ обидно (цензура здесь нипричём), можно было хотя-бы проверить информацию из "молявок". Руководству НТВ я уже написал свой "отзыв". Спасибо за внимание. Игорь. Ростовская область...

28.01.2006 - 09:04. Гвардии майор (sandoc).

Кто же их, интересно, консультировал?

28.01.2006 -13-40. Сержант (chervakov).

ЦРУ, Моссад, Интелледженс Сервис, БНД и прочие, через всякие вредительские "правозащитные" организации.

28.01.2006-13:48.Гвардии майор (sandoc).

По правозащитникам полностью согласен!

После того, как картина с провокацией, затеянной «новоявленными правозащитниками», «криминалом» и западными спецслужбами прояснилась, было принято решение: тему «Сериал зона» закрыть.

28.01.2006-16:13. Сержант (chervakov).

Коллеги, давайте просто остановимся на том, что киношка-полный бред, дешёвая провокация, ублюдочный сценарий и т.д. и ЗАКРОЕМ ЭТУ ТЕМУ... Правда, неинтересно...

28.01.2006-18:10. Букашкин Олег (Главный смотрящий)

+1. Друзья! Используйте поиск. И да поможет Вам Бог!

Для того, чтобы меня не заподозрили в мистификации, привожу адрес страницы, по которому можно найти (пока) всю стенограмму дискуссии «Сериал зона»: http://www.fsin.ru/index.php?showtopic=39&st=15. Почему – «пока»? Я вовсе не исключаю, что материалы совещания уберут совсем. ФСИН – это, все-таки, не ФСБ, поэтому коллегам рангом пониже, видимо, разрешили расслабиться, чтобы выявить точку зрения экспертов по цеху, работающих «на земле». Возможно, материалы совещания потом сочтут «секретными». «Земляки» уже пришли к единому мнению, дискуссию прикрыли, светить же свои будущие «оперативные разработки» им ни к чему.

Кроме мнений «сотрудников», которые, как специально оговаривается на сайте, «не отражают официальной позиции руководства ФСИН России», в материалы форума попали и некоторые публикации в СМИ. Вы можете их найти в разделе «Пресса о нас» сайта «Зона», здесь позволю себе дать небольшие фрагменты из этих публикаций, которые существенно дополняют вышеприведенный кусок стенограммы.

Из открытого письма сотрудников учреждений пенитенциарной системы Свердловской области руководству канала «НТВ» (напомню, его подписали 276 человек).

«Показываемый каналом сериал «Зона» искажает действительность, порочит честь и достоинство людей, работающих с осужденными и выполняющих одну из сложнейших государственных задач — исправление лиц, преступивших закон. «Некоторые средства массовой информации в погоне за сенсациями публикуют заведомо ложные сообщения о ситуации в нашей системе… Это способствует формированию в обществе негативного отношения к уголовно-исполнительной системе, служит мощной поддержкой тюремной «субкультуры», а также содействует дальнейшей криминализация общества».

«Постановщиков “Зоны” вполне можно назвать провокаторами, что уже тянет на уголовную статью. Вот бы им самим посидеть и почувствовать разницу… Переложим, мягко говоря, “огрехи” сериала на плечи недобросовестных консультантов, которые, видимо, “прикололись” над сценаристами и режиссерами, а те, в свою очередь, “натренировали” актеров. А им, актерам, надо зарабатывать на хлеб: не всех же берут сниматься в рекламу…

Вот и спрашивается: с какой целью поставили именно этот сериал? Чтобы напугать, спровоцировать, посеять хаос и раскол в наше и без того не сплоченное общество? Или для того, чтобы популяризировать какую-то (воровскую, скажем) идею по типу: все менты - козлы и… вставай, страна огромная! Так ведь это мы уже не раз проходили, зачем же еще подливать масла в огонь? Хотя… возможно, кому-то от этого легче. Остается только догадываться, кому».

И последняя цитата из стенограммы совещания «сотрудников», которая, возможно, объясняет побудительные мотивы участников форума «Сериал зона». Под Главком «рядовой» имеет в виду ФСИН. Стиль, орфография и синтаксис оригинала - сохранены.

25.01.2006 - 19:37. Рядовой (Лемур).

Удивил комментарий Главка к сериалу. Сухой невразумительный и слишком уж официальный. Похож на отписку. Мол надо что-то сказать. А то, что у населения в большинстве своем не представляющем, как обстоят дела на самом деле, образ исправительных учреждений сложится именно благодаря этому сериалу????? И будут представлять всех сотрудников бездушными моральными уродами, а заключенных страдальцами. Кстати, наверное все таки не врут создатели, ведь не зря же боятся наказания, не только потому что придется потерять несколько лет изжизни, а потому как попадают в совершенно нечеловеческие условия, калячащие и психику, и душу.

 

Бог шельму метит…

Напомню - «шпионский сюжет» у нас был всегда доминирующим: 87 % расстрелянных при Ленине-Сталине назначались шпионами, 87% - это из того расстрелянного миллиона без малого (официальная цифра за 1918-1958 гг. - 826 933), что был пропущен через квазисудебные органы и процедуры. Общее количество жертв государственного террора, об этом я уже говорил в первой части заметок, остается неизвестным. Наиболее точной цифрой эксперты считают количество репрессированных (19 млн.) и погибших (7 млн.) в январе 1935 - июне 1941. А если брать с 1917-го, там только оценки. По мнению А.И. Солженицына - 66,7 млн.

Централизованное тюремное ведомство (Главное тюремное управление) в России появилось в марте 1879 года. До 1895-го находилось в ведение Министерства внутренних дел, потом было передано в ведение Министерства юстиции, просуществовало в нем до 1922 года. ГУЛАГ, возникший на развалинах прежней судебной и тюремной системы, не имел ничего общего с цивилизованными полицейскими и иными службами, относящимися к уголовному правосудию. Эти службы в любом цивилизованном государстве решают ограниченные и конкретные задачи: поддержание общественного порядка, обеспечение безопасности населения, защита граждан от преступных посягательств и т.п. О реальных задачах, которые решала качественно иная карательная машина (ГУЛАГ), - я уже говорил ранее. В сентябре 1998 года уголовно-исполнительная система в очередной раз перешла из МВД в подчинение Министерства юстиции…

Мне было важно понять: с какой структурой отождествляют себя  «смотрящие» за «независимым сайтом  сотрудников ФСИН»:  с ГУЛАГом (ВЧК-НКВД), с полицейским ведомством (МВД) или  с гражданским (Минюст). Поэтому я и решил зайти на недавно созданный   «блог» (www.fsin.ru/blog/#), где публикуют тексты участников независимого форума ФСИН  с рейтингом выше 10%. К сообщению «Главного смотрящего» (Олега Букашкина) от 19 февраля (название подходящее - «Приближается…») приложен нагрудный  знак сотрудника НКВД с призывом - «Каждому!» По-видимому, это означает, что каждому сотруднику сегодняшнего ФСИН России «Главный смотрящий» (не руководство же ФСИН,  учитывая оговорку - «не отражает официальной позиции…»?)  советует (рекомендует) то ли носить на форменном кителе, то ли хранить дома, опознавательный символ: нагрудный знак времен сталинского ГУЛАГа.   Носили же этот знак, выделяющий  в толпе простых граждан («метящий шельму»),  и «вохры» из лагерей смерти, и исполнители- палачи…

 

Ежедневный плебисцит?

Я уже писал о явной несуразности и несправедливости (не только в отношении авторского коллектива «Зоны», но и зрителей) решения об изменении порядка демонстрации «народного сериала». Но, как говорится, «нет худа без добра», значительная часть «постоянных» зрителей, судя по рейтингу, и в крайне неудобное для нормального человека время смотрит зачаровавший (это не то же, что и любимый) его фильм. К тому же, в образовавшуюся паузу заметно выросла активность посетителей сайта и участников «Форума». Даже беглого просмотра достаточно, чтобы понять: здесь собирается богатейший материал для будущих исследователей не только «зоны», но и общественного сознания.

Возможно, подобные «форумы» могли бы когда-нибудь стать площадкой для «ежедневного плебисцита» - одного из необходимого условий преобразования народа (общности людей, связанных единством языка, крови и традиции) в нацию. Иными словами, того бесформенного, «что народилось» в некое целое, в котором только и может быть достигнуто согласие в отношении общенациональных целей и средств

Пока же, «почти все этносы России, и русский в том числе, находились в донациональном состоянии», - пишет в одной из своих работ известный культуролог Ксения Касьянова. - А в таком состоянии не может возникнуть «единая воля к совместной жизни...», сложиться «национальное государство».

Небольшой фрагмент из статьи Ксении Касьяновой «Россия переживает период перехода к национальному государству»:

«Плебисцит – это постоянный процесс выявления, налаживания и поддержания уровня консенсуса относительно целей и средств, необходимых для воплощения ценностей данной нации в формах государства, в образе жизни, внешних проявлениях культуры и т.п. Если мы хотим быть независимыми и свободными в творчестве собственной национальной культуры, нам необходимо собственное общество и собственное государство, утвержденные на наших национальных ценностях.

Только такая постановка вопроса может обеспечить нам переход от общества и государства типа раковины или скорлупы к обществу и государству, основанному на ценностном каркасе. Только такое государство может быть внутри нас, т. е. восприниматься нашим сознанием как что-то, безусловно свое, близкое и ценное, как продолжение нас самих. Во всех европейских государствах, ставших давно уже национальными, население не отчуждено так от государства, как мы отчуждены от своего. И пока такое положение будет продолжаться, мы не сможем создать ничего более или менее полезного для мировой культуры, а будем всегда прозябать на задворках чужих культур».

 
Народная зона и неродные «органы»

Надо сказать, что пока сайт «Зона» и сайт «сотрудников» мало похожи на «площадки», где может происходить конструктивный обмен мнениями - «ежедневный плебисцит». Основным предметом дискуссии является вопрос: бывает ли так в жизни или не бывает? Но настоящее искусство (в отличие от «соцреализма), как мы знаем, не обременено проблемой «отражения реальности».

Нет ничего странного в том, что создателям сериала арестант гораздо роднее, симпатичней, ближе и понятней, чем правоохраноприменители.

Не буду настаивать на том, что фильм отражает реальное положение вещей (как в соцреализме), но совершенно определенно могу сказать: «народный сериал» адекватно переводит на экранный язык представления, широко бытующие в народном сознании. В этом секрет популярности фильма «Зона». Кто бы стал смотреть «порожняк», где следователи-прокуроры-судьи не берут взяток, не фабрикуют дела на тех, кто попался «под фонарем», а «добрые», до слащавости, тюремщики занимаются «перековкой» арестантов, представляемых в фильме натуральными злодеями? Ну, может быть, сами сотрудники всяких правоохранительных и прочих органов (их родственники, друзья и т.д.) не отрывались бы от «ящика»... Да только, им-то самим, что за выгода будет от такой экранной «положительности»? Сомневаюсь, что «народ» будет смотреть столь откровенную халтуру. Но те, кого и удастся заманить профессионально поставленной чернухой, вряд ли смогут избавиться от привычки, завидев милиционера, переходить на другую сторону улицу, и вряд ли начнут относиться к профессии тюремщика, как к профессии врача или хотя бы пожарного. По некоторым опросам, милиционеров боятся больше, чем бродячих собак или уличных хулиганов. Хотя я с большой осторожностью отношусь ко всякого рода социологическим опросам, предполагая, что могу нарваться на непрофессионалов или продажных пиарщиков, которые дурачат публику и занимаются натуральным мошенничеством. Но фонд «Общественное мнение» (ФОМ) и «Левада-Центр», результаты исследований которых публикуются на сайте «Зона» - это серьезные социологические службы, с давней и доброй репутацией. Не буду загромождать текст цифрами и подробными выкладками, кратко изложу основные выводы, которые можно сделать из экспертных заключений - по результатам исследований, проведенных в последние 12 лет серьезными социологическими службами, криминологами и т.д.

Тюрьма для бедных и дураков

Население испытывает чувство беззащитности перед преступностью. Это чувство основано на убеждении: правоохранительные органы либо бессильны перед преступниками, либо действуют с ними заодно. Крайне низка степень доверия населения к милиции, прокуратуре, судам. В некоторых регионах (например, в Санкт-Петербурге) они располагают полным доверием лишь у 3—4% опрошенных. В данном случае, группа «полностью доверяющих» по своей численности сопоставима с группой сотрудников (включая их близких родственников) правоохранительных и прочих органов.

Практически утрачен контроль за наиболее опасными видами преступлений: терроризм, коррупция, организованная и профессиональная преступность и т.п. Одна из главных причин расхождения (по разным оценкам, в 1,5-3 раза) между уровнем регистрируемой и реальной преступностью – значительная часть жертв преступлений не обращаются в правоохранительные органы, даже в случае совершения против них тяжких преступлений (40-60%).

Здесь я, пожалуй, остановлю свое изложение кратких выводов. Думаю, что и в сказанном, и в том, что может занять еще не одну страницу, читатель не откроет для себя ничего нового или неожиданного. В новом городском фольклоре (анекдоты, байки, поговорки и т.п.) тема «ментов» (прошу меня простить за использование слова, давно перешедшего из жаргона в обыденный и киношный язык) представлена гораздо ярче и выразительней, чем в заключениях экспертов. В Москве (возможно, не только в Москве) в ходу поговорка «один с сошкой, семеро с автоматами», в Серпухове – «спасите нас от ментов, а с преступниками мы и сами разберемся» и т.д., и т.п.

Результаты опросов, представленные на сайте «зона», выявляют еще одну парадоксальную вещь: большинство опрошенных относятся к арестантам с сочувствием. Такого снисходительного отношения к узникам почти не встретишь в цивилизованных странах, переживших криминальный взрыв. Там в заключенных видят, по большей части, реальных злодеев, а условия, созданные для них в тюрьмах считают чересчур либеральными. Вероятно, до позапрошлого века, мы не дотягиваем, но, все-таки, тех, кто считает улучшение условий для арестантов важной государственной задачей у нас в четыре с лишним раза больше, чем тех, кто придерживается противоположной точки зрения. Лишь 29-31% опрошенных полагают, что для приговоренных к лишению свободы «надо создавать жесткие условия содержания в местах заключения». Около половины (46-50%) опрошенных придерживаются чисто «правовой» точки зрения и считают, что лишение свободы само по себе является тяжким наказанием, потому жесткие условия содержания в тюрьмах и колониях недопустимы. Я, правда, не думаю, что это результат правового просвещения населения. Среди новых пословиц, получивших распространение в городском фольклоре, есть и такая: «В тюрьму сейчас попадает только бедный и дурак». К тому и другому, как известно, у нас принято относится милостивей, снисходительней.

К сожалению, в опросах обычно не выделяют тюремщиков, зачисляя их в общую группу правоохранителей-правоприменителей. Возможно, социология у нас, как и все другие сферы общественной жизни, не избежала призонизации - в тюремном языке слово «мент», это не только милиционер, как на воле, но и любой казенный человек, имеющий отношение к «тюремным делам»: тюремщик, опер, следователь, прокурор и т.п. Создатели «народного сериала» для следователей и прокуроров (по крайней мере, пока) не жалеют темных красок, а вот - «отрицательные» и «положительные» тюремные сотрудники представлены примерно в той же пропорции, что и адвокаты: явных злодеев - примерно половина. Среди «незлодеев» - самые яркие образы, которые вызывают, я думаю, сочувствие и понимание у зрителя. Ситуацию, в которой они оказались, точнее всего передает старинное фольклорное определение: «Хороший человек на плохом месте». И здесь, как мне кажется, сериал отражает не только представления, бытующие в общественном сознании, но и реальное положение вещей: «хороших людей на плохом месте» в последнее десятилетие в «зоне» заметно прибавилось. Сужу об этом по собственному опыту не только общения, но и совместной деятельности с сотрудниками «уголовно-исполнительной системы». Это, без малого, тридцать лет. Перемены, которые происходят сейчас в самих сотрудниках, может быть, важнее законодательных и структурных реформ. Но проблема «плохого места» - тема для отдельного разговора.

 

 

Продолжение следует…

назад

 


Источник: http://www.zona.tv/main_news/153.html

 

 

 

Copyright © Центр содействия реформе уголовного правосудия. All rights reserved.
Использование материалов сайта без согласования с нами запрещено.
Комментарии и предложения по оформлению и содержанию сайта: sodeistvie@prison.org

  Rambler's Top100     Яндекс цитирования